Чт, 13.12.2018
Максим Павлович Мальков
Меню сайта

Из книги Стелиоса Галатопулоса

"Callas. Prima Donna Assoluta".

Знаменитые роли Марии Каллас.

Леонора в "Трубадуре"

          "Трубадур " — опера в 4-х действиях Джузеппе Верди на либретто, написанное по мотивам пье­сы Антонио Гарсиа Гутьерреса Сальваторе Каммарано и дополненное после его кончины Леоне Эммануэле Бардаре. Опера была впервые постав­лена в римском театре "Аполло" 19 января 1853 г. с участием Розины Пенко (Леонора), Карло Бокардэ (Манрико), Эмилии Коджи (Азучена) и Джованни Гвиччарди (ди Луна). Несмотря на крайне запутанное либретто, "Трубадур" относится к са­мым популярным и репертуарным операм в мире. Этим успехом опера, конечно, обязана замечатель­ной — полной чувства и огня, напевной и легко за­поминающейся — музыке. Недостатки либретто в значительной мере связаны с тем, что многие важ­ные для сюжета события произошли ещё до пер­вого поднятия занавеса. Неудачно и то, что, со­кращая длиннющую историческую мелодраму со множеством побочных фабульных мотивов, свя­занных с эпохой одной из гражданских войн в средневековой Испании, до размеров обычного оперного либретто, не удалось сохранить поли­тический смысл изображённого конфликта. От первоисточника уцелела лишь серия довольно не­правдоподобных и разрозненных эпизодических сцен. Но на премьере оперу приняли с энтузиаз­мом — прежде всего благодаря исключительному мелодическому богатству "Трубадура", и любовь к этой музыке не остывает и по сей день.

          Действие оперы происходит в старых испанс­ких провинциях Баскония и Арагон во время граж­данской войны XV века.

          На примере роли Леоноры отчётливо видно, сколь велик вклад исполнительского искусства Каллас в обновление итальянской оперы. Ведь так часто даваемого театрами "Трубадура" певица су­мела наполнить живыми чувствами и показать в новом свете. В соответствии с характером роли она предстаёт перед нами прежде всего как мо­лодая аристократка, знатная дама. С глубоким по­ниманием, но и при тщательном контроле за со­блюдением обязывающих её норм придворного этикета, воплощает Каллас женские и человечес­кие черты Леоноры. Наделив свою принцессу ис­тинно испанским темпераментом, она расцвечи­вает этот мастерски выписанный портрет множе­ством живописных оттенков и красок.

          Её пение в 'Трубадуре" близко к полному со­вершенству, а вокальные фразы часто вызывают своей красотой ассоциации со звуками виртуоза, играющего на скрипке Страдивари. Сцена за сце­ной восхищает она неисчерпаемым богатством певческого дара, и, кажется, будто всех этих вол­шебных трелей, гамм и арпеджио, прекрасно из­вестных в исполнении других видных сопрано, вам никогда ещё не доводилось слышать, поскольку прежде они всё же звучали как-то иначе, а в ин­терпретации Каллас стали чем-то абсолютно но­вым. Она ослепляет здесь как искусством фили­ровки кантиленных фраз, так и своими портамен­то, а прежде всего — поразительной музыкальнос­тью, которая придаёт мелодиям Верди новый блеск и свежесть.

          Первый речитатив звучит у неё с редкой эксп­рессией, c огромной выразительностью каждого слова. В арию Tacea la notte placida («Тихая ночь царила») она привносит ощутимый и пленительный колорит романтизма: берущее за душу крешендо на словах dolci s'udiro e flebili («голос донёсся чуд­ный»). С фразы Versi di prece ed umile qual d'uom che prega Iddio... ("Пламенный гимн любви звучал с такою силой...") идёт нарастание экстаза и дра­матического напряжения. Далее следует стреми­тельная и трудная кабалетта Di tale amor che dirsi ("Как выразить любовь, что в сердце ощущаю"), исполняемая Каллас в очень индивидуальной ма­нере и относящаяся к её вершинным певческим достижениям. Здесь колоратурное пение Каллас безупречно и в плане техники, и в своей эмоцио­нальной выразительности. Сцена завершается зна­менитым терцетом, в котором Леонора молит графа о пощаде, ничуть не роняя своего достоинства знатной испанки. Глубоко человечно и трогатель­но звучат её финальные слова в терцете - Те аmаr nоn vuolnе — può  («Я любить тебя не стану, не желаю, не могу»), после чего Леонора теряет со­знание, видя, что Манрико и ди Луна сошлись в поединке. Благодаря её удивительным качествам — артистизму и художественной интуиции, эта сце­на надолго запечатлевается в памяти.

          Сочетание вокального и актёрского дарова­ний столь же впечатляет у неё и в эффектной сце­не в монастыре. Безмерное удивление, ошеломлённость Леоноры при виде словно выросшего из-под земли Манрико Каллас передаёт короткими, отрывистыми репликами. Замечательный момент, когда в финале этой картины мощно звучавший хор вдруг смолкает и слышен лишь её божествен­ный голос: Е degg'io e posso crederlo? ("Могу ль глазам я верить?").

          Важнейшим фрагментом партии Леоноры яв­ляется, конечно, большая сцена в IV акте. У стен тюрьмы, в которой заключён Манрико, героиня оплакивает участь любимого. Речитатив Timor di me? Sicura, presta ѐ la mia difesa («Боюсь ли я ? Нет в сердце больше страха») исполняется с необычайной силой экспрессии, и великолепный тембр голоса Каллас поразительно сливается здесь со звучанием оркестра. Её талант блещет и в знаменитой арии D'amor sull' ali rosee («Любовь моя на крыльях устремится»). Она поёт эту, одну из самых прекрасных лирических оперных арий, со­держащую в себе лучшие черты беллиниевской кантилены и подлинно вердиевской страстности, в истинно "большом стиле". Кантабильность про­тяжённых фраз, трели, особенно на словах rosee ("нежные") и dolente ("печальные"), так волнующе и с таким скорбным пафосом выражающие бес­покойство и печаль Леоноры, — всё это вызывает восхищение: в нашу эпоху чего-либо подобного слышать не доводилось, хотя рукой Верди это было записано в партитуре. Редкая музыкальная куль­тура Каллас наполняет эту дивную арию удиви­тельным чувством и какой-то неземной красотой звучания. Финальную фразу Le реnе, lе реnе del mio cor («Муки, муки сердца моего») можно опять-таки сравнить только с легато выдающегося скри­пача-виртуоза.

          Внезапно хор монахов в глубине сцены запе­вает Miserere, молитву за тех, кто обречён на смерть. Чувство, с каким Каллас произносит Quel suon, quelle preci («Загробное пенье»), сообщает этой, казалось бы заигранной, мелодии новую жизнь и свежесть. И вновь возникает иллюзия, что никогда прежде мы этой музыки не слышали, не ощущали того трагизма, который может раскрыть лишь её голос — драматическое колоратурное со­прано (как и в арии D'amor sull' ali rosee). Взволно­ванная Леонора слышит голос охваченного отча­янием Манрико, который своим пением навеки прощается с ней. Каллас тщетно пытается отга­дать, где находится его окно, но стены тюрьмы слишком высоки и массивны. Леонора вторит лю­бимому, присягает, что никогда не забудет его. Её низкие ноты с восхитительно тёплым тембром особенно чаруют во фрагменте Sull'orrida torre ochi! par che la morte («Вокруг этой башни смерть кружит незримо»). Так же незабываема её следующая сцена с графом, в которую Каллас, кажется, вкладывает всю душу, удивляя фразировкой и динамическими нюансами звучания. Её мольба, обращённая к графу: Salva deh! Salva, salva il Trovator! («Спаси его, пусть будет спасён мой тру­бадур!»), и даже то, как, обнимая ди Луну, произ­носит она слово Conte! («Граф!»), навсегда оста­лись в моей памяти. А колоратурное пение в кабалетте Vivrà! Contende il giubilo(«Спасён! Спасён! Он будет жить!") заставляло задержать дыхание — оно поражает стильностью звучания, являясь од­новременно свидетельством огромных драмати­ческих возможностей подлинной школы белькан­то.

          В сцене смерти Леоноры удивительна красо­та напевной, широкой мелодической фразы Prima che d'altri vivere io volli tua morir! («Скорей умру, чем я твоею стану!»), звучащей из уст уже приняв­шей яд героини. И до глубины души волнует её прощальное Manrico, addio, morir («Прощай, Ман­рико, умираю!») — последние слова Леоноры Ма­рии Каллас.

(Перевод М.П. Малькова)

«Из коллекции редких записей» МАРИЯ КАЛЛАС (1,2)

Из книги Стелиоса Галатопулоса "Callas. Prima Donna Аssoluta". Знаменитые роли Марии Каллас. Аида.

Из книги Стелиоса Галатопулоса "Callas . Prima Donna Assoluta ". Знаменитые роли Марии Каллас. Леди Макбет.

Из книги Стелиоса Галатопулоса "Callas.  Prima Donna Аssoluta". Знаменитые роли Марии Каллас. Винченцо Беллини. «Пират». Имоджене.

Форма входа
Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Новости на сайте
Поиск
Copyright MyCorp © 2018
Яндекс.Метрика