Вс, 18.08.2019
Максим Павлович Мальков
Меню сайта

MOFFO ANNA (АННА МОФФО) (1)(2) 

«Из коллекции редких записей»

АННА МОФФО

(Передача 1-я)

          После того, как несколько лет назад в нашей рубрике прозвучала передача, посвящённая Анне Моффо, в редакцию пришло немало писем с просьбой повторить в её исполнении такие произведения, как «Вокализ» С.В. Рахманинова и ария из «Бразильской бахианы» №5 Эйтора Виллы-Лобоса, что мы неоднократно делали. Радиослушатели про­сили также подробнее познакомить их с биографией и искусством этой незаурядной артистки. Поскольку в лице Анны Моффо мы, действитель­но, имеем дело с одним из самых гармоничных и ярких исполнитель­ских дарований современной оперной сцены и музыкального кино- и телеэкрана, охотно выполняем это пожелание.

          В литературе о мастерах мирового музыкального театра имя Анны Моффо обычно сопровождается определением «итало-американская певица». Оно справедливо, так как она родилась 27 июня 1935 г. в городе Уэйн (штат Пенсильвания, США), но её родителями были итальянцы, сравнительно незадолго до этого переселившиеся в Амери­ку, а творческая родословная Моффо, безусловно, восходила к роди­не её предков. У итальянского педагога – Джаннини-Грегори обуча­лась она в филадельфийском Институте Кёртиса. Биографы певицы рассказывают, что однажды в Филадельфию приехал крупный импресарио Артур Джадсон, чтобы в музыкальном институте послушать скрипача, которого ему хвалили: он внимательно выслушал его игру, но ехать с собой в Нью-Йорк для представления авторитетным музыкантам пред­ложил молоденькой девушке, которая пела в студенческом концерте под аккомпанемент скрипки. Это и стало началом артистического пути Анны Моффо. Джадсон и его друзья выхлопотали для неё стипендию из фонда Фулбрайта, которая позволила Анне выехать в Италию и про­должить здесь музыкальное и общее образование, а затем она в тече­ние 20 лет жила в Риме. Университет в Перудже дал ей диплом фило­лога и музыковеда, а столичную академию «Санта Чечилиа» она за­вершила по классам рояля и сольного пения (её вокальными наставниками стали известные педагоги Мерседес Льопарт и Луиджи Риччи). Театральный дебют певицы состоялся на сцене Оперы в Спо­лето (Норина в «Дон Паскуале» Доницетти), но неизмеримо важнее оказался её дебют на телевидении 24 января 1956 г., когда исполнение роли мадам Баттерфляй в экранизации пуччиниевского шедевра принесло ей практически за один вечер всеитальянскую, а затем европейскую известность. «La bella colla voce angelica» – «Красавица с ангельским голосом» – таково было заключение публики, музыка­льной критики, театральных агентств, за которым последовали приглашения выступать в «Ла Скала», «Метрополитен-опера», «Гранд-Опера», «Ковент-Гарден». Моффо часто называют «оперной звездой телевизионной эры», подразумевая при этом не скромность голосовых средств, нуждающихся в микрофонном усилении (её голоса вполне хва­тало для 20-тысячной аудитории «Арена ди Верона», где она пела «Травиату»), а редкое сочетание молодости, красоты, обаяния, пре­красной вокальной техники, драматического дарования, которое запечатлели телеэкранизации «Сомнамбулы» В. Беллини, «Лючии ди Ламмермур» и «Дочери полка» Г. Доницетти, «Травиаты» и «Фальстафа» Верди, «Служанки-госпожи» Д. Перголези.

         

           «Если бы в пору моего дебю­та не существовало телевидения, мне пришлось бы затратить целые де­сятилетия, чтобы составить себе европейское имя», – говорила Моффо, и вскоре ей представилась отличная возможность отблагодарить «десятую музу». Тогдашний главный режиссёр итальянского телеви­дения Марио Ланфранки предложил ей создать и вести на голубом экране многосерийный цикл под названием «Бельканто». Здесь ей при­годились знания филолога и музыковеда, и природное чувство юмора, и многогранные творческие качества. В этом сериале, по предложению Моффо, были использованы киноматериалы с участием Беньямино Джильи и Тито Скипы, снимались её коллеги по сцене – Рената Тебальди, Антониэтта Стелла, Грациэлла Шутти, Марио дель Монако, Тито Гобби, Джан-Джакомо Гуэльфи и другие, а в колоратурном и лирическом репертуаре сопрано она выступала сама. Цикл открывала передача о Джоаккино Антонио Россини, и старейший итальянский дирижер тех лет Туллио Серафин – первооткрыватель таких знаменитых вокалистов, как Роза Понсель, Лоуренс Тиббетт, Мария Каллас – представлял публике свою последнюю «находку» – Анну Моффо, певшую под его управлением арию Семирамиды из 1-го акта одноименной оперы. ... В роскошном королевском дворце Вавилона царица Семирамида ждёт встречи со своим возлюбленным, отважным воином Арзаче, предвосхищая момент свидания...

(Россини. «Семирамида». Ария из 1-го акта – 7”)

          Винченцо Беллини, которому посвящалась следующая передача цикла «Бельканто», был автором ряда опер, шедших с участием Анны Моффо, – «Капулети и Монтекки» (Джульетта), «Пуритане» (Эльвира), «Сомнамбула» (Амина). Пленительная элегическая кантилена Беллини – одно из драгоценных достояний его творчества, и – по сло­вам Анны Моффо – характернейший её пример – ария Амины «Ah, non credea mirarti» («Ах, я не смела и думать») из последней картины оперы, заканчивающаяся счастливым пробуждением сомнамбулы-Амины в объятиях любящего её Эльвино. В этой арии и звучит тема народной канцоны «Fenesta ca lucive» («Не светится оконце»), служащая лучшим доказательством кровного родства композитора и итальянского песенного мелоса. Ария Амины прозвучит в исполнении Анны Моффо и лондонского оркестра «Филармония», дирижер Колин Дэвис.

(Беллини. «Сомнамбула». Ария Амины – 5”)

          Гаэтано Доницетти, в операх которого – «Анна Болейн», «Линда ди Шамуни», «Дон Паскуале», «Дочь полка» – с удовольствием вы­ступала Анна Моффо, для неё всё же прежде всего является автором «Лючии ди Ламмермур». Как комментировала певица, Доницетти за­ставил весь мир забыть, что героиню «Ламмермурской невесты» Вальтера Скотта звали в действительности Люси, но зато его «Лючия», живущая на оперной сцене уже полтора столетия, дала персонажам шотландского романиста ту волнующую страстность, нежность, психологическую глубину, которые не позволят забыть о них многим поколениям людей. А нашему поколению трудно забыть Лючию Анны Моффо – одно из её лучших вокально-сценических созданий. Сегодняшний рассказ о выступлениях певицы в операх итальянских классиков эпохи «бельканто» завершит дуэт Лючии и Эдгара из I-го акта «Лючии ди Ламмермур» Г. Доницетти. Поют Анна Моффо и Карло Бергонци, оркестр граммофонной фирмы «Эр-Си-Эй – Итальяна», дирижер Жорж Претр…

(Доницетти. «Лючия». Дуэт из I-го акта – 9,58”)

Автор передачи М.П. Мальков (11.07.1986)

 

«Из коллекции редких записей»

АННА МОФФО

(Передача 2-я)

          Сегодняшний рассказ посвящается вердиевским героиням известной современной оперной певицы Анны Моффо. Американка по месту рождения, она художественно сформировалась на родине своих предков – в Италии и, естественно, не могла пройти как представительница нацио­нальной исполнительской школы мимо наследия великого мастера италь­янского оперного искусства, «маэстро из Буссето».

          Уже два года спустя времени её театрального дебюта, в марте 1957 года, она появляется в миланской «Ла Скала» в первой из своих вердиевских ролей, которой стала Нанетта в «Фальстафе» – последней опере композитора. Музыкальный руководитель этой постановки, показанной затем на Зальцбургском фестивале, Херберт фон Караян призвал для осуществления этого жизнеутверждающего и оптимистического спек­такля к сотрудничеству виднейших мастеров тогдашней мировой оперной сцены – Тито Гобби (Фальстаф), Элизабет Шварцкопф (Алиса), Роландо Панераи (Форд), смело включив в их ряд недавнюю дебютантку Анну Моффо. Её Нанетта стала как бы лирическим полюсом этого увлекательного музыкального повествования о радостях, огорчениях и трагикомических перипетиях любви, изведанных сэром Джоном Фальстафом, которого – наряду с ревнивцем Фордом – так ловко провели веселые виндзорские кумушки. Любовь Нанетты Форд и юного Фентона – самое поэтичное и светлое воплощение этого чувства, которому подвластны все персонажи «Фальстафа», и «il grande vecchio» («великий старец») Верди – впервые в своём творчестве – подарил ей счастливый финал. ... Последняя картина оперы – сумрачный, полуночный Виндзорский лес, куда проказницы заманили на свидание старого греховодника Фаль­стафа, вскоре его огласят насмешки над вновь попавшим впросак ста­рым толстым рыцарем, но покуда здесь звучит нежная песня Нанетты, зовущей своего милого...

(Верди. «Фальстаф». Песня Нанетты из III-го акта – 3”)

          Вслед за «Фальстафом» вердиевский репертуар Анны Моффо попол­няется её самыми знаменитыми ролями – Джильды в «Риголетто» и Ви­олетты в «Травиате», но показателем её увлечённости музыкой Вер­ди могут служить не только спетые в театре партии: в начале 60-х годов она записала на пластинки арии из опер великого композитора, в которых ей не доводилось выступать на сцене, – из «Сицилийской вечерни», «Эрнани», «Симона Бокканегры», «Жанны д’Арк», «Тру­бадура», «Бал-маскарада», «Отелло» и «Аиды». А в театраль­ной практике Анны Моффо её особой удачей и заслугой следует счи­тать возрождение на современной оперной сцене вердиевской «Луизы Миллер». Возможно, не только Моффо – певице и актрисе, но и Моффо – музыковеду любители искусства обязаны появлением спектаклей и полных грамзаписей этой оперы, незаслуженно долго остававшейся в тени забвения. Великолепным исполнением заглавной партии она дока­зала, что эта партитура не столько завершает собой период, назван­ный самим Верди «галерными», каторжными годами творчества, сколь­ко предвосхищает и открывает его расцвет, великую триаду – «Риго­летто», «Трубадур», «Травиата». Тема нравственного долга, ду­шевного благородства, самопожертвования становится центральной уже в «Луизе Миллер», созданной на сюжет трагедии Шиллера «Коварст­во и любовь». ... По наущению преследующего Луизу безжалостного и коварного Вурма – секретаря графа Вальтера, её отец – старый Миллер брошен в темницу и приговорён к смерти. Чтобы спасти его, девушка соглашается с требованием Вурма написать письмо, навсегда разлучающее её с любимым Родольфо (так именуется в либретто шиллеровский Фердинанд) – жизнь отца для Луизы дороже собственного счастья… Арию Луизы и финал сцены с Вурмом из 2-го действия оперы Верди «Луиза Миллер» вы услышите в исполнении Анны Моффо и Эцио Фладжелло, оркестр под управлением Фаусто Клевы…

(Верди. «Луиза Миллер». Ария и финал II-го акта – 8”)

           Звучащая в этой сцене у кларнета грустная мелодия впоследствии была повторена Верди в «Травиате» в момент, когда Виолетта гото­вится расстаться с Альфредом и пишет ему прощальное письмо. Множе­ство раз слышала её Анна Моффо в своей любимой опере, в своей луч­шей роли, о которой известный английский критик и издатель журнала «Опера» Харольд Розенталь написал: «Красота, обаяние и глубокая человечность её Виолетты сделали этот образ самым гармоничным и волнующим из всех, что я храню в памяти». Выступления в «Травиа­те» отметили собой такие этапные события в творческой биографии Анны Моффо, как дебют в нью-йоркской «Метрополитен-опера» (де­кабрь 1969 г.), первое исполнение этой оперы в новом здании «Мета» – в «Линкольн-центре», триумфальные гастроли в составе труппы венецианского театра «Ла Фениче» в столице ГДР, спектакли в Бу­дапеште, Париже, Вене, Лондоне, Барселоне и, наконец, участие в фильме-опере (1967 г.), где её партнёрами были молодой тенор Фран­ко Бонизолли (Альфред) и ветеран итальянской оперной сцены и музы­кального экрана Джино Беки (Жорж Жермон). «Если бы она и не пела, – сказал оперный критик Родольфо Челлетти, – то стала бы лучшей в кино Виолеттой, а она ещё поёт и поёт волшебно». Самой Моффо па­мятнее всего её дебют в этой роли в «Мете», о котором певица рас­сказывала итальянским журналистам: " Покойный замечательный тенор «Метрополитен-опера» Ричард Такер назвал меня после этого спек­такля «женщиной без нервов», хваля моё самообладание. Ричард, конечно, ошибался – я волновалась безумно, да и обстоятельства, в ко­торых пришлось выступать, к спокойствию не располагали – это был мой срочный ввод на главную роль вместо внезапно заболевшей Джоан Сазерленд, что называется «allimprovviso», на скорую руку, рождественская пора заставляла предполагать, что и публика озабочена, в основном, проблемами праздничного стола, а не знакомством с но­вой Виолеттой, да и лучшую вокальную форму не обеспечишь по заказу. Выход был один – собраться с силами, взять себя в руки и осознать, какое это счастье – петь изумительную музыку Верди и трогать человеческие сердца великодушием и самоотверженностью моей героини".

                                                                             Виолетта ("Травиата" Дж.Верди). МЕТ.

           Виолетту Анны Моффо вы услышите в двух дуэтах с Альфредом, как бы обрамляющих собой сценическую историю романа «дамы с камелиями», – это объяснение героев оперы в I-м акте, когда, услышав признание юноши, «Травиата» сначала пытается обратить всё в шут­ку, но душевное волнение передается и ей, отзываясь глубоким и беззаветным чувством, и элегический ансамбль «Parigi, o cara» из последнего действия – мечта о расставании с Парижем, со всеми пе­режитыми здесь страданиями и печалями, о счастливой жизни вдвоём вдали от суетного и жестокого света, мечта, которую разрушает тра­гическая развязка действия – смерть Виолетты... В сценах из «Тра­виаты» участвуют Анна Моффо – Виолетта Валери, Ричард Такер – Альфред Жермон, Пьеро ди Пальма – Гастон, дирижер Фернандо Превитали...

(Верди. «Травиата». Дуэты Виолетты и Альфpeдa из I и IV-го актов – 9,44”)

Автор передачи М.П. Мальков (17.07.1986)

 

продолжение

Форма входа
Календарь
«  Август 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Новости на сайте
Поиск
Copyright MyCorp © 2019
Яндекс.Метрика