Чт, 19.09.2019
Максим Павлович Мальков
Меню сайта

 GENCER LEYLA (ЛЕЙЛА ГЕНЧЕР) (1); (2)
 

«Из коллекции редких записей»

ЛЕЙЛА ГЕНЧЕР (ТУРЦИЯ)

(Передача I-я)

           Двадцатый век, демократизировавший древнее оперное искусство, а с помощью грамзаписи, радио, кино, а позднее телевидения приобщивший к нему огромную многонациональную аудиторию, включая и народы, прежде не ведавшие оперы, сокрушил и неколебимую когда-то монополию роман­ских стран на первенство в этой области. В самом начале нашего столетия (1901 г.) триумфальный дебют Фёдора Ивановича Шаляпина в «Мефи­стофеле» Бойто на сцене миланской «Ла Скала» засвидетельствовал миру торжество в «храме бельканто» гениального русского оперного артиста, а примадоннами середины века заслуженно признаны гречанка Мария Каллас, австралийка Джоан Сазерленд, американка Мэрилин Хорн, турчанка Лейла Генчер… Уроженке далёкой и экзотической для итальян­цев страны (вспомним «Турка в Италии» Россини) было особенно труд­но завоевать славу «первой дамы» «Ла Скала», но её выдающееся во­кальное и актёрское дарование, художественный интеллект, творческая инициативность и взыскательность заставили знатоков и любителей опе­ры признать справедливость такой оценки. Ария Леоноры из IV действия оперы Д. Верди «Трубадур» записана Генчер в июне 1956 г., когда главные исполнительские достижения «синьоры турчанки», как называли её в Италии, были впереди, но великолепно поставленный и безупречно по­винующийся ей голос, мастерское владение им, ощутимое наслаждение упоительной вердиевской кантиленой, душевная наполненность её пения доказывали готовность к самым значительным творческим дерзаниям...

(Ария Леоноры из «Трубадура» – 5,5’)

           Айше Лейла Чейрекгиль Генчер (Генджер) родилась в 1927 г. в селении Полонезкей под Стамбулом, и хотя в школьные го­ды её планы на будущее неоднократно менялись – она собиралась стать то спортсменкой, увлекаясь плаванием и волейболом, то археологом, то писательницей, то балериной, то драматической акт­рисой – творческие задатки её натуры не вызывали сомнений. Сохранив­шая глубокий интерес к истории (её недаром называют в Италии «опер­ным археологом» из-за страсти познавать забытые театральные произведения), хорошо владеющая пером и словом, много работающая над пластикой, сценическим движением, костюмом и гримом своих персонажей, Генчер смогла в дальнейшем объединить все увлечения детских лет в служении синтетическому искусству оперного театра.

 

  

           Её первой вокальной наставницей явилась жившая в ту пору в турецкой столице знаменитая испанская певица Эльвира де Идальго, самой известной ученицей которой была Ма­рия Каллас (пожалуй, именно общему педагогу Генчер и Каллас обязаны тем, что стали «драматическими колоратурами»). Уже после дебюта на сцене Государственной оперы в Анкаре (Сантуцца в «Сельской чести» П. Масканьи – 1950 г.) Лейла совершенствуется в любимом искусстве под началом двух выдающихся итальянских вокалистов – сопрано Джаннины Аранджи-Ломбарди и баритона Аполло Гранфорте. В 1954 г. с рекомендательным письмом Аранджи-Ломбарди к директору театра «Сан Карло» Паскуале ди Костанцо Лейла отплывает из Стамбула в Неаполь и вскоре попадает с корабля на … сцену, где вновь поёт Сантуццу. Случай позволил ей работать здесь под руководством Туллио Серафина, который был не только замечательным оперным дирижёром, но и первооткрывателем многих выдающихся исполнительских дарований. Серафин – как это было прежде с Розой Понсель, Магдой Оливеро и Марией Каллас, а вскоре пос­ле этого и с Джоан Сазерленд – дал окончательную шлифовку вокальной технике Генчер и посоветовал, в каком репертуаре ей надлежит специализироваться. Туллио Серафин подготовил с ней партию Виолетты Валери в «Травиате» Верди, которую она впервые спела под его управлением в театре «Массимо» (Палермо) в 1955 г., затем выступив в этой роли в Венской Штаатсопер (спектаклем дирижировал Херберт фон Караян) и на своём американском дебюте в Сан-Франциско, а в 1960 г. в театре имени Кирова её услышала в «Травиате» и ленинградская публика...

(Ария Виолетты из IV действия – 3,5’)

   

Вердиевские героини Л. Генчер

   

           Дебют Лейлы Генчер в «Ла Скала» состоялся в 1957 г.: это были выступления в современных операх – «Диалоги кармелиток» Франсиса Пуленка и «Убийство в соборе» Ильдебрандо Пицетти. Примечательно, что по выбору тогдашнего музыкального руководителя театра Виктора де Сабаты недавняя дебютантка участвовала в исполнении «Реквиема» Вер­ди, прозвучавшего в миланском соборе в память о скончавшемся тогда Артуро Тосканини. В дальнейшем репертуар Генчер последовательно рас­ширялся, укрепляя и развивая удивительную пластичность её голоса – колоратурные партии (Лючия, Джильда, Амина в «Сомнамбуле», Эльви­ра в «Пуританах») дополнились лирическими и лирико-драматическими партиями (среди них нужно выделить роли русского репертуара, славян­ская экспрессия которых близка Генчер – дочери польки Анели Минаковской: это Татьяна и Лиза в операх П.И. Чайковского и Рената в «Огненном ангеле» С.С. Про­кофьева, поставленном на фестивале в Сполето в 1959 г. и ставшем со­бытием в музыкальной жизни Италии), а затем в огромном перечне вопло­щённых ею на сцене героинь (свыше 70) стали преобладать драматические персонажи опер молодого Верди, Беллини, Спонтини, Доницетти, многие из которых были возрождены для первого исполнения в нашем столетии Лейлой Генчер. Романтические музыкальные драмы Гаэтано Доницетти «Анна Болейн», «Роберт Деверо», «Катерина Корнаро», «Мария Стюарт», «Велизарий», «Полиэвкт» и другие, чьё сценическое воскрешение в первую очередь связано с именем турецкой певицы, вошли в её жизнь, когда сопрано овладела всем многообразием вердиевского опе­рного стиля, включая такие произведении итальянского классика, как «Двое Фоскари», «Битва при Леньяно», «Иерусалим», о которых прежде помнили лишь специалисты-музыковеды. В партиях героинь молодо­го Верди (как, например, Абигайль в «Набукко») она виртуозно опе­рирует контрастами звучания: гибкость фиоритур, сверкание предельных верхних нот особенно впечатляют в сочетании с глубиной тембра, эмоци­ональной фразировкой и плотностью красивого грудного регистра. Выход­ная ария Абигайль из I акта исчерпывающе характеризует горделивую и властную дочь Навуходоносора, готовую в борьбе за царскую корону свергнуть с престола отца и отречься от уз крови...

(Выходная ария Абигайль – 8’)

           Соглашаясь с мнением, что Лейла Генчер – прежде всего доницеттиевская певица, посвящавшие ей статьи и исследования итальянские критики (Франко Сопрано, Массимо Мила и др.) неизменно включали в число её лучших, этапных ролей центральную героиню оперы Дж. Верди «Макбет». Леди Макбет стала у Верди главным действующим лицом музыкальной трагедии, злым гением, толкающим на вероломные пре­ступления своего мужа. Демонический образ этой женщины с её желез­ной волей и безграничной жаждой власти нашёл в музыке великого ком­позитора воплощение, достойное Шекспира по силе, правдивости, масш­табу страстей и глубокому психологизму. Сцена леди Макбет из второй картины оперы предъявляет к исполнительнице исключительные требова­ния, на которых настаивал Верди, – здесь и искусство драматической декламации (чтение письма Макбета), и выразительный речитатив-размышления героини о способности мужа преступить через совесть ради возвышения и царского венца, и редкая по протяжённости, тесситурной сложности, разнообразию динамических оттенков и темпов ария, завер­шающаяся бурной стреттой. То, с какой выразительностью, с каким блеском проводит её Лейла Генчер, позволяет причислить турецкую певи­цу к ярчайшим современным интерпретаторам этой роли.

Лейла Генчер - леди Макбет  ("Макбет" Дж. Верди) 

            

           ... Замок шотландского полководца Макбета Инвернесс. Леди Мак­бет читает доставленное от мужа послание, описывающее его встречу с вещуньями, которые предсказали ему вступление на королевский трон. Весть эта распаляет честолюбие супруги кавдорского тана – ведь ско­ро в Инвернесс прибудет и сам король Дункан. Жестокая властительни­ца замка задумывает кровавое злодеяние, расплатой за которое станут потом утрата рассудка и бесславная смерть...

(Сцена леди Макбет – 8,5)

Автор передачи М.П. Мальков.

 

«Из коллекции редких записей»

ЛЕЙЛА ГЕНЧЕР (ТУРЦИЯ)

(Передача 2-я)

           Основная исполнительская деятельность турецкой певицы Лейлы Ген­чер, рассказ о которой продолжает сегодняшний выпуск нашей програм­мы, проходила на итальянских оперных сценах. Спустя 4 года после её дебюта в Анкаре она впервые выступила на подмостках неаполитанского театра «Сан Карло» (1954 г.), а в дальнейшем на долгие годы связа­ла свою артистическую жизнь с лучшей сценой Италии – миланской «Ла Скала». Родина оперы и бельканто высоко оценила заслуги Лейлы Генчер перед итальянским искусством – ей присвоено звание Кавалера Рес­публики, она удостоена высших артистических наград – «Orfeo doro» («Золотой Орфей») и «Cetra doro» («Золотая цитра»). По словам самой певицы, особую радость и гордость доставило ей решение муниципалитета города Бергамо – родины великого итальянского компози­тора Гаэтано Доницетти, избравшего её своей почётной гражданкой за исполнение, популяризацию и возрождение на современной сцене творчес­кого наследия замечательного мастера эпохи музыкального романтизма.

   

           Действительно, несмотря на обширность и разнообразие популярного ре­пертуара, в котором выступала Генчер (вердиевские героини – Виолет­та, Аида, Джильда, Амелия в «Бал-маскараде», Леонора в «Трубадуре», беллиниевские Норма, Амина в «Сомнамбуле» и Эль­вира в «Пуританах», оперы Моцарта, Чайковского, Пуччини и т.д.), активность её обращений к произведениям, созданным в наше время («Огненный ангел» С. Прокофьева, «Диалоги кармелиток» Ф. Пуленка, «Убийство в соборе» и "Чужестранец" И. Пицетти), главными творческими достижениями и основным вкладом ту­рецкой певицы в современную музыкально-исполнительскую культуру ста­ли её роли в полузабытых или вовсе не звучавших в нашем столетии опе­рах Джузеппе Верди («Двое Фоскари», «Иерусалим», «Битва при Леньяно»), Джованни Паччини («Сафо»), Джоаккино Россини («Елиза­вета, королева английская»), Гаспаро Спонтини («Весталка»), Винченцо Беллини («Беатриче ди Тенда») и - прежде всего знаменитого «маэстро из Бергамо» («Анна Болейн», «Мария Стюарт», «Ро­берт Деверо», «Лукреция Борджа», «Велизарий», «Полиэвкт», «Ма­рин Фальеро», «Катерина Корнаро»). Эта подвижническая деятельность Генчер, пошедшей непроторённым творческим путем трудных музы­коведческих и филологических изысканий, заразившей своим энтузиазмом и горением многих коллег по сцене, и сделала её героиней того «Ре­нессанса Доницетти», который позднее распространился и далеко за пределы Италии, значительно расширив представления любителей искусст­ва о «золотом веке» итальянской оперы и наследии одного из самых блестящих её мастеров.

C партнёрами и друзьями по искусству

           Первая встреча Лейлы Генчер с «королевами» Доницетти состоялась в июне 1958 г., когда выдающийся современный итальянский оперный ди­рижёр и исследователь музыкального творчества Джанандреа Гавадзени предложил ей исполнить заглавную партию в «Анне Болейн», записанной под его руководством в туринской студии итальянского радио. Сре­ди опер композитора из Бергамо, посвящённых средневековой, елизаветинской Англии («Анна Болейн», «Мария Стюарт», «Роберт Деверо»), это произведение сыграло особую роль в жизни Доницетти – «Анна Бо­лейн» первой обеспечила ему триумфальный успех и принесла европей­скую известность, будучи вскоре после итальянской премьеры поставле­на в Вене, Париже и Лондоне. Признанием исключительного дарования её создателя стало и согласие великих певцов XIX столетия Джудитты Пас­ты и Джованни Баттисты Рубини взять на себя исполнение в ней ведущих партий Анны и лорда Перси. Вплоть до 70-х годов XIX века опера была одной из наиболее репертуарных в итальянских театрах, ею восхищался М.И. Глинка, создавший серенаду на темы из «Анны Болейн», но в нашем столетии она не исполнялась вплоть до 1956 г., а её возрождение связано с именами Марии Каллас и Лейлы Генчер – первых исполнитель­ниц заглавной роли на современной сцене.

           Сюжет оперы основан на исторических событиях, запечатлённых в хрониках. Английский монарх Генрих VIII, полюбив Анну Болейн, расстался с первой супругой Катериной Арагонской, чтобы жениться вторично. Но, жестокий и вероломный, он быстро охладел и к новой королеве и, увлечённый придворной дамой из свиты Анны – Джейн Сеймур, искал повод расторгнуть и второй брак. Оклеветанная фаворитами короля, Анна была обвинена в неверности и по решению суда пэров приговорена к каз­ни. Последняя картина оперы происходит в лондонском Тауэре, куда Генрих VIII заточил свою жертву. Рассудок Анны помрачился – она не понимает, почему на глазах верных слуг – слёзы, беспокоится, отчего за­держался где-то её любимый супруг, вспоминает Перси, друга детства, чувство которого отвергла, чтобы стать королевой, мечтает снова вер­нуться в родной дом. Эта сцена сумасшествия – традиционная для романтической оперы – предвосхищает аналогичный эпизод созданной позднее «Лючии да Ламмермур», ставший её кульминацией и обретший особую популярность...

(Ария Анны Болейн – 9,5’)

            Знаменательным событием в творческой биографии Лейлы Генчер как зачинательницы доницеттиевского ренессанса стало состоявшееся 2 мая 1964 г. в неаполитанском «Сан Карло» первое в XX веке исполнение оперы «Роберт Деверо», входящей в «елизаветинский» цикл «маэстро из Бергамо». Елизавета, королева английская, уже воплощалась ею на сцене в одноименной опере Джоаккино Россини, но именно премьера «Ро­берта Деверо», повествующего о драматической истории любви властите­льницы Британии к графу Эссексу, заставила итальянскую критику сде­лать вывод, сформулированный Франко Сопрано: «Наделённая исключите­льным сценическим темпераментом, Лейла Генчер особенно хороша в пла­стичной кантилене Доницетти, где эмоциональная страстность сочетает­ся с проникновенным лиризмом. Её исполнительская манера – своеобраз­ный синтез романтического бельканто с веризмом, любимым современной аудиторией». Ария Елизаветы из II акта оперы Доницетти «Роберт Деверо» звучит в записи первой исполнительницы этой партии в наши дни – турецкой певицы Лейлы Генчер.

(Ария Елизаветы – 4’)

            Рядом с Елизаветой Английской возникает другой доницеттиевский образ Генчер – соперницы венценосной правительницы Британии и жерт­вы её жестокой воли, шотландской королевы Марии Стюарт. Как выразился Джанандреа Гавадзени, её исполнение заглавной партии в «Марии Стюарт» вернуло это произведение под свет юпитеров после его дол­гого забвения ленивыми театралами сцены и зала и вынудило главного критика – время признать, что историческая справедливость в оценке этой великолепной музыки восторжествовала. Каватина Марии Стюарт из II акта одноименной оперы Гаэтано Доницетти записана Генчер в ию­не 1974 г., в сопровождении Туринского симфонического оркестра, дири­жер – Джанандреа Гавадзени.

(Каватина Марии Стюарт – 4’)

 

          Отвергнув путь, привычный для многих, – эксплуатации ограниченно­го, «коммерческого» репертуара и посвятив свою творческую актив­ность исключительно трудной задаче возрождения забытого классическо­го наследия итальянской оперы XIX столетия, Лейла Генчер, по её собственным словам, обрела неповторимую радость ощущения себя первоот­крывателем нового художественного мира. Культурная ценность и особая сложность её задачи в то же время гарантировали высокий уровень мас­терства и увлечённости её союзников в этом деле – режиссёров, дирижё­ров, сценографов, вокалистов и тесный духовный контакт с той публикой, что разде­ляла устремлённость артистки к обновлению и расширению оперной панорамы «золотого века» бельканто. Завершая рассказ о Лейле Генчер как исполнительнице возрождённого ею на современной сцене доницеттиевского репертуара демонстрацией арии Лукреции Борджа из пролога од­ноименной оперы, записанной под управлением Джанандреа Гавадзени, про­цитирую ещё раз слова этого выдающегося дирижёра и музыковеда, пос­вящённые турецкой певице: «По праву её сотрудника во многих захваты­вающих творческих начинаниях хочу с восхищением отметить богатейшие знания, неустанные художественные поиски, чувство артистического дол­га Лейлы Генчер. Репетировать с ней – значит всегда искать новые решения, интересные нюансы интерпретации, уводящие от театральной рути­ны. Это отношение к творчеству характеризует качества подлинного ар­тиста, превыше всего ставящего любовь к нашему искусству – опере».

(Ария Лукреции – 6)

Автор передачи М.П. Мальков.

Памяти Лейлы Генчер

  

        

Форма входа
Календарь
«  Сентябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Новости на сайте
Поиск
Copyright MyCorp © 2019
Яндекс.Метрика