Чт, 13.12.2018
Максим Павлович Мальков
Меню сайта

Из книги Стелиоса Галатопулоса "Callas. Prima Donna Assoluta "

Знаменитые роли Марии Каллас.

Леди Макбет.

          Роль леди Макбет во всём творческом наследии Верди — одна из главных, где певица обязана обла­дать выдающимся актёрским талантом. Как извест­но, согласно конкретным указаниям Верди относи­тельно исполнения оперы, леди Макбет должна быть женщиной злой и страшной, с голосом резкого, сдавленного и мрачного звучания, настоящей фурией.

           В начинающей роль леди Макбет сцене чтения письма - Nel di della vittoria io le incontrai ("B день победы я их встретил") Каллас, как представляется, довольно неожиданно отвергает стереотип фурии. Но тут же обретает нужный масштаб и форму в ре­читативе Ambizioso spirto, tu sei, Macbetto ("Ты - гордая душа, Макбет"), звучащем решительно, твёр­до, с поистине королевской уверенностью в себе. В исполняемой с дикой и хищной страстью арии Vieni! t'affretta! ("Приди, тебя я жду") и кабалетте Or tutti sorgete ministri infernali ("Властители ада, я всех вас сзываю") интерпретация Каллас обретает уже те демонические черты, которых так настойчиво до­бивался Верди. Об этом свидетельствует хотя бы ужас, внушаемый её убеждённостью в успехе свое­го плана, выраженной в кабалетте чисто музыкаль­ными средствами, а далее тем, как леди излагает замысел убийства Дункана. Внешне спокойная, но полная внутреннего напряжения, она почти не об­ращается непосредственно к мужу, но её глаза со­общают ему всё необходимое. Словам Risponde il gufo al suo lugubre addio ("Уж филин зловеще пол­ночь возвестил") Каллас придаёт максимум вырази­тельности.

          В дуэте Fatal mia donna (“ Ты роком мне дана"), который исполняется после убийства короля, Кал­лас доводит атмосферу напряжения и ужаса до пре­дела, используя как актёрские, так и вокальные вы­разительные средства: ослеплённая призраком вла­сти, она извергает из себя фразы рокового, сатанин­ского внушения. Le sue guardie insanguinate... Che l’accusa in lor ricada (“Запачкай кровью стражни­ков одежды... Нанизай петли подозрения на них “) - эти слова заставляют содрогнуться даже Макбета. В целом, этот ключевой для оперы дуэт вызывает восхищение, ибо Каллас покоряет в нём редкост­ной спонтанностью, органичностью исполнения.

          Во II акте леди поёт замечательную арию La luce langue ("Уж меркнет свет"). Этому поразитель­ному монологу Каллас придаёт сумрачный и испо­ведальный колорит звучания, тщательно варьируя экспрессию каждой его фразы. Вскоре в ней вновь берёт верх слепая убеждённость в своей силе, а в её вокальной декламации опять можно ощутить сле­пящую ненависть к соперникам Макбета. Фраза Nuovo delitto!... E necessario ("Новое преступленье!...Его не избежать!") полна решимости и внутрен­него огня, раскрывающих её безудержную жажду повелевать, сознание преступности своих деяний и укоры совести.

          Первый куплет тоста леди Макбет Si colmi il calice di vino ("Пусть кубки пенятся вином!") в сце­не коронационного приёма Каллас поёт увлечённо и празднично. Беззаботный характер песни подчер­кнут ею, однако, с некоторой иронией, рождающей предчувствие чего-то жуткого, что должно свершить­ся. Труднейшие фигурации стаккато и трели этого куплета Каллас исполняет с необычайной лёгкостью и свободой. Когда потрясённый Макбет сообщает супруге, что только что ему привиделся дух Банко, она тотчас берёт ситуацию в свои руки. Делая вид, что ничего не случилось, она нервно бросает фразу Chi mori tornar nоn può ("Тот, кто мёртв, вернуть­ся уж не может"), которая должна успокоить охва­ченного страхом Макбета. Минуту спустя она с не­рвной весёлостью и теперь уже без былого изяще­ства повторяет слова застольной песни.

           Драматической кульминацией роли леди явля­ется сцена её сомнамбулического сна. И Каллас раскрывает в ней всю полноту своего дарования, всё мастерство интерпретации, совмещающей во­кальные и актёрские средства экспрессии. Каждое её движение, каждая нота здесь — штрихи великой роли. Образ леди зачаровывает и лёгкостью при­зрачной поступи, и мощью драматического испол­нения, поднимающегося до вершин музыкальной поэзии Верди и шекспировской трагедии. Во время оркестровой интродукции, которая создаёт настро­ение ужаса и жуткого наваждения, господствующее в этой картине, погружённая в сомнамбулический транс леди выходит на сцену, держа в руке свечу. Она останавливается, ставит подсвечник на стол и потирает руки, словно продолжая мыть их. А руки Каллас способны выразить всё! И тут раздаётся зву­чащая на глуховатом пианиссимо фраза Una macchia e qui tuttora ("Да сгинь же, страшное пятно"), исполняемая мрачно, будто сквозь стиснутые зубы, что, действительно, создаёт впечатление, точно она говорит во сне. Её голос наполняется душевной му­кой, связанной с чувством вины и ожиданием мига расплаты. В том, как она отсчитывает часы — Una... due... gli e questa ora (" Раз.. . два... пора за дело брать­ся") есть нечто завораживающе-призрачное. В зна­менитой шекспировской фразе Chi poteva in quel vegliardo tanto sangue immaginar ? (“Kтo мог вообра­зить, что в старике так много будет крови?") она неповторимо акцентирует слово immaginar ("во­образить"), окрашивая его интонацией боли и отча­яния. Слова Arabia intera rimondar si piccol mano со’ suoi balsami nоn può ("Всей Аравии бальзамы не заглушат запах крови, что осталась на этой малень­кой руке") звучат как мучительный стон. Она завер­шает сцену слабеющим, угасающим голосом, кото­рый, воспарив до верхнего "ре-бемоль", затем схо­дит на октаву вниз в конце фразы. Восходящее и нисходящее арпеджио на словах Andiam, Macbetto, andiam ("Идём, Макбет, идём"), звучащее в тот мо­мент, когда она медленно уходит со сцены, всё ещё охваченная сомнамбулическим сном, великолепно слышно в любом уголке зала.

          Такой остаётся в памяти леди Макбет Марии Каллас — образ, отмеченный волнующим, неповто­римым совершенством её исполнительского дара.

           Перевод М.П. Малькова.

 

«Из коллекции редких записей» МАРИЯ КАЛЛАС (1,2)

Из книги Стелиоса Галатопулоса "Callas. Prima Donna Аssoluta". Знаменитые роли Марии Каллас. Аида.

Из книги Стелиоса Галатопулоса "Callas. Prima Donna Assoluta". Знаменитые роли Марии Каллас. Леонора в "Трубадуре"

Из книги Стелиоса Галатопулоса "Callas.  Prima Donna Аssoluta". Знаменитые роли Марии Каллас. Винченцо Беллини. «Пират». Имоджене.

 

 

Форма входа
Календарь
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Новости на сайте
Поиск
Copyright MyCorp © 2018
Яндекс.Метрика